Цитаты никколо макиавелли на английском языке (с переводом и озвучиванием) – niccolo machiavelli quotes

Здесь можно купить и скачать «Никколо Макиавелли — Самые остроумные цитаты» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Цитаты из афоризмов, издательство Литагент «АСТ»c9a05514-1ce6-11e2-86b3-b737ee03444a, год 2014. Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

ЦИТАТЫ НИККОЛО МАКИАВЕЛЛИ на английском языке (с переводом и озвучиванием) – niccolo machiavelli quotes

Описание и краткое содержание «Самые остроумные цитаты» читать бесплатно онлайн.

Никколо Макиавелли (1469–1527) – итальянский политический мыслитель, писатель, историк, военный теоретик и легендарный авантюрист. «Я хочу попасть в ад, а не в рай.

Там я смогу наслаждаться обществом пап, королей и герцогов, тогда как рай населен одними нищими, монахами и апостолами»– кто еще мог сказать такое, кроме великого Макиавелли, автора бессмертной книги «Государь» («II Principe») и самой «неполиткорректной» формулы власти: «Цель оправдывает средства»!

Николо Макиавелли

Самые остроумные цитаты

Я нахожу, что осуждать столкновения между аристократией и народом значит порицать первые причины свободы Рима; это значит обращать больше внимания на ропот и крики, возбуждаемые этими столкновениями, чем на полезные их последствия. Рассуждающие таким образом не видят, что в каждой республике всегда бывают два противоположных направления: одно – народное, другое – высших классов; из этого разделения вытекают все законы, издаваемые в интересах свободы.

Перевороты чаще вызываются людьми состоятельными, потому что страх потери порождает в них те же страсти, которыми одержимы стремящиеся к приобретению.

Людей обвиняют в судах, перед народом, перед советом; клевещут же на них на улицах и площадях.

Бесчисленные примеры из древней истории доказывают, как трудно народу, привыкшему жить под монархической властью, сохранять потом свободу, если он приобрел ее по какому-нибудь случаю, как приобрел ее Рим по изгнании Тарквиниев.

Трудность эта понятна; потому что такой народ не что иное, как грубое животное, которое, хотя свирепо и дико, но вскормлено в тюрьме и в рабстве.

Если его вдруг выпускают на свободу в поле, то оно, не умея найти ни пастбища, ни пристанища, становится добычею первого, кто захочет вновь им овладеть.

  • Развращение и малая способность к свободной жизни происходят от гражданского неравенства, а для восстановления равенства необходимы самые крайние меры.
  • Пока Римом правили цари, ему постоянно грозила опасность упадка при правителе слабом и порочном.
  • В Риме ежегодно совершалась одна религиозная церемония, которую мог совершать только сам царь; когда царей не стало, римляне заботились, чтобы народ не пожалел из-за этого о каком-нибудь из древних обычаев; поэтому они учредили должность председателя этой церемонии, назвав его царь-жрец и подчинив его верховному первосвященнику.
  • Римская аристократия всегда без особенного сопротивления уступала народу почести; но когда дело коснулось имуществ, она стала защищать их так упорно что народу для удовлетворения своего желания пришлось прибегать к чрезвычайным мерам.
  • Хотя знатные любят властвовать, но та часть знати, которая не участвует в тирании, всегда враждебна тирану, и он никогда не может вполне расположить ее к себе.
  • Люди, говорил король Фердинанд, похожи на мелких хищных птиц, которые так увлекаются преследованием добычи, что не замечают, как на них готовится кинуться и убить их другая, более сильная, птица.

Чтобы объяснить, кого я разумею под именем дворян, замечу, что дворянами называются люди, праздно живущие обильными доходами со своих владений, не имея нужды заниматься земледелием или вообще трудиться, чтобы жить.

Люди эти вредны во всякой республике и во всякой стране; из них особенно вредны те, которые имеют сверх того замки и покорных подданных. Королевство неаполитанское, Римская область, Романья и Ломбардия полны подобными людьми.

В таких странах не может быть ни республики, ни вообще какой бы то ни было политической жизни, потому что эта порода людей – заклятый враг всякой гражданственности.

Там, где общество настолько развращено, что его нельзя обуздать законами, нужна более действительная сила, т. е. рука короля.

  1. Тот, кто хочет основать республику в стране, где много дворян, не сможет этого сделать, если сначала не истребит их всех; с другой стороны, тот, кто хочет основать королевство или княжество там, где господствует равенство, не сможет этого сделать, если не нарушит равенства, возвысив значительное число людей честолюбивых и беспокойных, сделав их дворянами, и притом не номинально, а действительно, дав им замки и владения, привилегии, богатство и подданных, так, чтобы, стоя посреди них, он при их помощи сохранял свою власть, а они при его помощи удовлетворяли бы свое честолюбие.
  2. Народ в совокупности силен, а в отдельности – слаб.
  3. При выборе чиновников народ действует гораздо удачнее государя.

Государь, имеющий возможность делать все, что ему вздумается, превращается в бешеного самодура, а народ, могущий делать, что хочет, только неразумен.

Поэтому, если сравнить государя и народ, связанных законами, видишь, что народ лучше; точно так же и не связанный законами народ реже впадает в ошибки, чем государь; сами ошибки его меньше, и средств к их исправлению больше.

Это потому, что распущенный и бунтующий народ легко может поддаться уговорам хорошего человека и возвратиться на правильный путь, а с государем дурным никто не может говорить, и против него нет никакого средства, кроме железа.

Когда народ предается своеволию, то боятся не тех безумств, которые он творит, и страшатся не того зла, которое он может наделать в настоящую минуту, а того зла, которое может возникнуть впоследствии оттого, что во время таких смут может появиться тиран. Иное дело с дурным правителем; тут все боятся зла в настоящем, а на будущее время надеются, что его дурная жизнь приведет к восстановлению свободы.

Наша религия больше показывает нам истину и правильный путь жизни, чем заставляет меньше ценить мирские выгоды, а так как язычники их очень ценили и видели в них свое высшее благо, они в своих поступках были более жестоки, чем мы.

Это можно видеть по многим обычаям древних, начиная с великолепия их жертвоприношений и скромности наших, в которых обряды отличаются больше чувством, чем великолепием, и не имеют в себе ничего жестокого и возбуждающего храбрость.

Древняя религия боготворила только людей, покрытых мирской славой, как например, полководцев и правителей государств.

Наша религия признает святыми большею частью людей смиренных, более созерцательных, чем деятельных.

Наша религия полагает высшее благо в смирении, в презрении к мирскому, в отречении от жизни, тогда как языческая религия полагала его в величии души, в силе тела и во всем, что делает человека могущественным.

Наша религия, если и желает нам силы, то больше не на подвиги, а на терпение. Этот новый образ жизни, как кажется, обессилил мир и предал его в жертву мерзавцам. Когда люди, чтобы попасть в рай, предпочитают скорее переносить побои, чем мстить, мерзавцам открывается обширное и безопасное поприще.

Надо притвориться дураком, как Брут. Притворство это именно в том и состоит, чтобы хвалить, утверждать, рассуждать, поступать против того, что думаешь, с целью подольститься к государю.

  • Республика имеет больше жизненных элементов и пользуется дольше счастием, чем монархия, так как она, имея граждан различного характера, может лучше приспособляться к различным обстоятельствам времени, чем государь.
  • Опыт показывает, что государства приобретают могущество и богатство только в свободном состоянии.
  • Республика должна избегать таких обстоятельств, против которых нужно пускать в ход чрезвычайные меры… пример их всегда действует вредно; когда позволяют себе нарушать законы в видах пользы, потом не мудрено уже, что найдутся такие, которые нарушат их со злым умыслом.
  • Всякая абсолютная власть в кратчайший срок развращает общество, приобретая себе друзей и приверженцев.
  • Малочисленное правление всегда бывает орудием влиятельного меньшинства.
  • Государственный порядок хорош тогда, когда он предоставлен попечению большинства и когда охрана его в руках большинства.
  • Все человеческие дела находятся всегда в движении, не могут стоять крепко, подымаются или падают.

Я убежден, что полное равновесие невозможно, что нельзя сохранить настоящего среднего пути; вследствие этого при учреждении республики надо выбирать то, что более достойно славы, и устроить так, чтобы в случае, если необходимость вынудит ее к расширению, она могла бы удержать за собою занятые территории.

Я убежден, что необходимо подражать римскому строю, а не строю других республик, так как я не считаю возможным найти какой-нибудь средний порядок между тем и другим.

Должно, следовательно, терпеть столкновения, возникающие между народом и сенатом, предпочитая ценой неизбежного неудобства достичь римского величия.

Диктатура – власть, опирающаяся на силу, в самом прямом смысле слова.

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

ЦИТАТЫ НИККОЛО МАКИАВЕЛЛИ на английском языке (с переводом и озвучиванием) – niccolo machiavelli quotes
Эта книга стоит меньше чем чашка кофе! УЗНАТЬ ЦЕНУ

Источник: https://www.libfox.ru/516562-nikkolo-makiavelli-samye-ostroumnye-tsitaty.html

Никколо Макиавелли: цитаты, высказывания, афоризмы

ЦИТАТЫ НИККОЛО МАКИАВЕЛЛИ на английском языке (с переводом и озвучиванием) – niccolo machiavelli quotes

Никколо Макиавелли

Никколо Макиавелли (Макьявелли, итал. Niccolò di Bernardo dei Machiavelli; 1469 — 1527) — итальянский мыслитель, философ, писатель, политический деятель.

После смерти я хочу попасть в ад, а не в рай. Там я смогу наслаждаться обществом пап, королей и герцогов, тогда как рай населен одними нищими, монахами и апостолами.

  • Войны начинают, когда хотят, но кончают их, когда могут.
  • Кто хочет жить в мире, тот должен готовиться к войне.
  • Кто имеет хорошее войско, найдет и хороших союзников.

Нельзя попустительствовать беспорядку ради того, чтобы избежать войны, ибо войны не избежишь, а преимущество в ней утратишь. К оружию следует прибегать в последнюю очередь, когда другие средства окажутся недостаточны.

С врагом можно бороться двумя способами: во-первых, законами, во-вторых, силой. Первый способ присущ человеку, второй – зверю.

Самое скверное в жизни не заботы, не болезни, не бедность, не горе – а скука.

Обыкновенные люди не выносят свободы, боятся ее больше, чем смерти, и, совершив преступление, падают под бременем раскаяния. Только герой, избранник судьбы, имеет силу вынести свободу – переступает закон без страха, без угрызения, оставаясь невинным во зле, как звери и боги.

  1. Дела, неугодные подданным, государи должны возлагать на других, а угодные – исполнять сами.
  2. Об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе приближает.
  3. Всякая перемена прокладывает путь другим переменам.
  4. Умы бывают трех родов: один все постигает сам; другой может понять то, что постиг первый; третий – сам ничего не постигает и постигнутого другим понять не может.
  5. Люди, веря, что новый правитель окажется лучше, охотно восстают против старого, но вскоре они на опыте убеждаются, что обманулись, ибо новый правитель всегда оказывается хуже старого.
Читайте также:  Цитаты зигмунда фрейда на английском языке (с переводом и озвучиванием) – sigmund freud quotes

Люди вообще судят больше по наружности, чем по содержанию. У всех есть глаза, но лишь у немногих – дар проницательности.

  • Люди – враги всяких затруднительных предприятий.
  • Люди меньше всего остерегаются обидеть того, кто внушает им любовь, нежели того, кто внушает им страх.
  • Едва лишь люди перестают бороться, вынуждаемые к борьбе необходимостью, как они тут же начинают бороться, побуждаемые к тому честолюбием.
  • Люди мстят только за малые и средние обиды, тогда как великие отнимают у них силы для мщения.
  • Люди не умеют быть ни достойно преступными, ни совершенно хорошими; злодейство обладает известным величием или является в какой-то мере проявлением широты души, до которой они не в состоянии подняться.
  • Люди по своей натуре таковы, что не меньше привязываются к тем, кому сделали добро сами, чем к тем, кто сделал добро им.
  • Большая часть людей довольна жизнью, пока не задеты их честь и имущество.
  • Люди так простодушны и так поглощены ближайшими нуждами, что обманывающий всегда найдет того, кто даст себя одурачить.
  • С тех пор, как люди поверили, что ради блаженства на небе должно терпеть всякую неправду на земле, негодяям открылось великое и безопасное поприще.
  • Люди всегда дурны, пока их не принудит к добру необходимость.
  • Неразумие людей таково, что они часто не замечают яда внутри того, что хорошо с виду.
  • Фортуна – все равно что женщина, и тот, кто хочет ее покорить, должен спорить с ней и бороться, как борьба с женщиной требует битья ее и помыкания ею.
  • Фортуна принадлежит к тому полу, который уступает только силе и отталкивает от себя всякого, кто не умеет сметь.
  • Лучше быть смелым, чем осторожным, потому что судьба – женщина.
  • Кто меньше полагался на милость судьбы, тот дольше удерживался у власти.
  • Нет дела, коего устройство было бы труднее, ведение опаснее, а успех сомнительнее, нежели замена старых порядков новыми.
  • Привидения величественнее издали, чем вблизи.
  • Все вооруженные пророки побеждали, а все безоружные гибли.
  • Следует остерегаться злоупотреблять милосердием.
  • Вынося приговор, нужно руководствоваться человеколюбием, осмотрительностью и милосердием.
  • Обиды нужно наносить разом: чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда; благодеяния же полезно оказывать мало-помалу, чтобы их распробовали как можно лучше.
  • Язык дан человеку для того, чтобы скрывать свои мысли.
  • Лучше проиграть со своими, чем выиграть с чужими, ибо не истинна та победа, которая добыта чужим оружием.
  • Политику не следует становиться рабом собственного слова.
  • Возвращаясь к спору о том, что лучше: чтобы государя любили или чтобы его боялись, скажу, что любят государей по собственному усмотрению, а боятся – по усмотрению государей, поэтому мудрому правителю лучше рассчитывать на то, что зависит от него, а не от кого-то другого.
  • Главные основы государства – хорошие законы и хорошие войска; хорошие законы бессильны там, где нет хороших войск, там же, где есть хорошие войска, необходимо хорошие законы.
  • Самое лучшее государство – то, подданные которого веселятся и благоденствуют.
  • Когда дело идет о спасении отечества, не может быть речи о предательстве и верности, о зле и добре, о милосердии и жестокости, – но все средства равны, только бы цель была достигнута.
  • Власть, основанная на любви народа к диктатору, – слабая власть, ибо зависит от народа, власть, основанная на страхе народа перед диктатором, – сильная власть, ибо зависит только от самого диктатора.
  • Если власть заинтересована в том, чтобы развратить народ, она достигает желаемого, поощряя предателей, вместо того чтобы наказывать их.
  • Основой власти во всех государствах – как унаследованных, так и смешанных и новых – служат хорошие законы и хорошее войско.
  • Если необходимо нанести человеку оскорбление, оно должно быть настолько жестоким, чтобы не нужно было опасаться мести за него.
  • Человек мудрый должен всегда выбирать дороги, испытанные великими людьми и подражать самым замечательным, так что если он и не достигнет их величия, то воспримет хоть некоторый его отблеск.
  • Человек по природе своей склонен более к осуждению, чем к похвале.
  • Честолюбие – такое сильное человеческое чувство, что как бы высоко мы ни забирались, мы никогда не испытываем удовлетворения.
  • Между тем, как живут и как надлежало бы жить, имеется такая разница, что тот, кто из-за долженствующего произойти упускает из виду действительно происходящее, – тот скорее уготовляет свою погибель, нежели свое спасение, ибо человек, который захотел бы во всем следовать одному добру, неминуемо погиб бы среди стольких порочных людей.
  • Человеческая жизнь такова, что если не позволять себе изредка глупостей, околеешь от скуки.
  • Дружбу, которая дается за деньги, а не приобретается величием и благородством души, можно купить, но нельзя удержать.
  • Кто сам хороший друг, тот имеет и хороших друзей.
  • Совершенная истина почти всегда кажется невероятною.
  • Открытие новых истин всегда было и будет столь же опасно, как открытие новых земель.
  • Любовь плохо уживается со страхом.
  • Добрыми делами можно навлечь на себя ненависть точно так же, как и дурными.
  • Нельзя честно, не ущемляя других, удовлетворить притязания знати, но можно – требования народа, так как у народа более честная цель, чем у знати: знать желает угнетать народ, а народ не желает быть угнетенным.
  • Пусть будут у тебя крепости, но если народ возненавидит тебя, они не принесут ни какой пользы.
  • Ничто другое не истощает себя так, как щедрость: выказывая ее, одновременно теряешь самую возможность ее выказывать и либо впадаешь в бедность, возбуждая презрение, либо разоряешь других, чем навлекаешь на себя ненависть.
  • Всего ужаснее сознавать, что силы есть, что мог бы что-нибудь сделать и что никогда ничего не сделаешь – погибнешь бессмысленно.
  • Тяжелую болезнь вначале легко вылечить, но трудно распознать, когда же она усилилась, ее легко распознать, но уже трудно вылечить.
  • Достойную осуждения ошибку совершает тот, кто не учитывает своих возможностей и стремится к завоеванию любой ценой.
  • Избегнув одной неприятности, попадаешь в другую; однако в том и состоит мудрость, чтобы, взвесив все возможные неприятности, наименьшее зло почесть за благо.
  • Каждый видит, каким ты кажешься, мало кто чувствует, каков ты есть.
  • Кто не похож на всех, тот один против всех, ибо мир создан для черни и нет в нем никого, кроме черни.
  • Мы знаем по опыту, что в наше время великие дела удавались лишь тем, кто не старался сдержать данное слово и умел, когда нужно, обвести вокруг пальца.
  • Те, кто соблюдает нейтралитет, сталкиваются с ненавистью побежденных и презрением победителей.
  • Чужие доспехи либо широки, либо тесны, либо слишком громоздки.
  • Промедление может обернуться чем угодно, ибо время приносит с собой как зло, так и добро.
  • Ничто не сопряжено с такими трудностями и опасностями, ничто не обещает столь сомнительных шансов на успех, как попытка изменить порядок вещей.
  • Расточая чужое, ты прибавляешь себе славы, тогда как расточая свое, ты только себе вредишь.
  • Следует заранее примириться с тем, что всякое решение сомнительно, ибо это в порядке вещей, что, избегнув одной неприятности, попадешь в другую.
  • Сохраняют благополучие те, чей образ действий отвечает особенностям времени, и утрачивают благополучие те, чей образ действий не отвечает своему времени.

Источник: https://aforisma.ru/nikkolo-makiavelli-citaty/

Никколо Макиавелли

ЦИТАТЫ НИККОЛО МАКИАВЕЛЛИ на английском языке (с переводом и озвучиванием) – niccolo machiavelli quotes

1469–1527 гг.
Политический деятель, философ, писатель, мыслитель.

  • Войны начинают, когда хотят, но кончают — когда могут.
  • Всякая перемена прокладывает путь другим переменам.
  • Всякий видит, чем ты кажешься, немногие чувствуют, кто ты на самом деле.
  • Государства приобретаются либо своим, либо чужим оружием, либо милостью судьбы, либо доблестью.
  • Государь не волен выбирать себе народ, но волен выбирать знать, ибо его право карать и миловать, приближать и подвергать опале.
  • Государю нет необходимости обладать всеми добродетелями, но есть прямая необходимость выглядеть обладающим ими.
  • Добрыми делами можно навлечь на себя ненависть точно так же, как и дурными.
  • Достойную осуждения ошибку совершает тот, кто не учитывает своих возможностей и стремится к завоеваниям любой ценой.
  • Дружбу, которая дается за деньги, а не приобретается величием и благородством души, можно купить, но нельзя удержать.
  • Заблуждается тот, кто думает, что новые благодеяния могут заставить великих мира сего позабыть о старых обидах.
  • Каждый видит, каким ты кажешься, мало кто чувствует, каков ты есть.
  • Как показывает опыт, заговоры возникали часто, но удавались редко.
  • К оружию следует прибегать в последнюю очередь, когда другие средства окажутся недостаточны.
  • Кто меньше полагался на милость судьбы, тот дольше удерживался у власти.
  • Кто сам хороший друг, тот имеет и хороших друзей.
  • Кто хочет жить в мире, тот должен готовиться к войне.
  • Любовь плохо уживается со страхом.
  • Люди, веря, что новый правитель окажется лучше, охотно восстают против старого, но вскоре они на опыте убеждаются, что обманулись, ибо новый правитель всегда оказывается хуже старого.
  • Люди — враги всяких затруднительных предприятий.
  • Люди по своей натуре таковы, что не меньше привязываются к тем, кому сделали добро сами, чем к тем, кто сделал добро им.
  • Люди так простодушны и так поглощены ближайшими нуждами, что обманывающий всегда найдет того, кто даст себя одурачить.
  • Неразумие людей таково, что они часто не замечают яда внутри того, что хорошо с виду.
  • Нет дела, коего устройство было бы труднее, ведение опаснее, а успех сомнительнее, нежели замена старых порядков новыми.
  • Об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе приближает.
  • Основой власти во всех государствах — как унаследованных, так и смешанных и новых — служат хорошие законы и хорошее войско.
  • Пусть судьба растопчет меня, я посмотрю, не станет ли ей стыдно.
  • С врагом можно бороться двумя способами: во-первых, законами, во-вторых, силой. Первый способ присущ человеку, второй — зверю.
  • Следует заранее примириться с тем, что всякое решение сомнительно, ибо это в порядке вещей, что, избегнув одной неприятности, попадешь в другую.
  • Следует остерегаться злоупотреблять милосердием.
  • Умы бывают трех видов: один все постигает сам; другой может понять то, что постиг первый; третий — сам ничего не постигает и постигнутого другим понять не может.
  • Человеку разумному надлежит избирать пути, проложенные величайшими людьми, и подражать наидостойнейшим, чтобы если не сравниться с ними в доблести, то хотя бы исполниться ее духа.
  • Чтобы постигнуть сущность народа, надо быть государем, а чтобы постигнуть природу государей, надо принадлежать к народу.
Читайте также:  Английские слова на тему лексика для системных администраторов — system administration (карточки, перевод, произношение)

Источник: https://antrio.ru/nikkolo-makiavelli-citaty/

20 цитат из «Государя» Никколо Макиавелли

ЦИТАТЫ НИККОЛО МАКИАВЕЛЛИ на английском языке (с переводом и озвучиванием) – niccolo machiavelli quotes

  • За малое зло человек может отомстить, а за большое — не может; из чего следует, что наносимую человеку обиду надо рассчитать так, чтобы не бояться мести.
  • Чтобы постигнуть сущность народа, надо быть государем, а чтобы постигнуть природу государей, надо принадлежать к народу.
  • Как могут двое поладить, если один подозревает другого, а тот в свою очередь его презирает.

Когда же настали тяжелые времена, они предпочли бежать, а не обороняться, понадеявшись на то, что подданные, раздраженные бесчинством победителей, призовут их обратно. Если нет другого выхода, хорош и такой, плохо лишь отказываться ради него от всех прочих точно так же, как не стоит падать, полагаясь на то, что тебя поднимут.

Лучшая из всех крепостей — не быть ненавистным народу: какие крепости ни строй, они не спасут, если ты ненавистен народу, ибо когда народ берется за оружие, на подмогу ему всегда явятся чужеземцы.

Умы бывают трех родов: один все постигает сам; другой может понять то, что постиг первый; третий — сам ничего не постигает и постигнутого другим понять не может. Первый ум — выдающийся, второй — значительный, третий — негодный.

Промедление может обернуться чем угодно, ибо время приносит с собой как зло, так и добро, как добро, так и зло.

Что лучше: чтобы государя любили или чтобы его боялись. Говорят, что лучше всего, когда боятся и любят одновременно; однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх.

Люди, веря, что новый правитель окажется лучше, охотно восстают против старого, но вскоре они на опыте убеждаются, что обманулись, ибо новый правитель всегда оказывается хуже старого. Что опять-таки естественно и закономерно, так как завоеватель притесняет новых подданных, налагает на них разного рода повинности и обременяет их постоями войска, как это неизбежно бывает при завоевании.

  1. Люди же таковы, что, видя добро со стороны тех, от кого ждали зла, особенно привязываются к благодетелям, поэтому народ еще больше расположится к государю, чем если бы сам привел его к власти.
  2. Победа никогда не бывает полной в такой степени, чтобы победитель мог ни с чем не считаться и в особенности — мог попрать справедливость.
  3. Всегда отыщется повод для мятежа во имя свободы и старых порядков, которых не заставят забыть ни время, ни благодеяния новой власти.

Если мне возразят, что многие уже были государями и совершали во главе войска великие дела, однако же слыли щедрейшими, я отвечу, что тратить можно либо свое, либо чужое. В первом случае полезна бережливость, во втором — как можно большая щедрость.

  • Однако же нельзя назвать и доблестью убийство сограждан, предательство, вероломство, жестокость и нечестивость: всем этим можно стяжать власть, но не славу.
  • Люди мстят либо из страха, либо из ненависти.
  • Поистине страсть к завоеваниям — дело естественное и обычное; и тех, кто учитывает свои возможности, все одобрят или же никто не осудит; но достойную осуждения ошибку совершает тот, кто не учитывает своих возможностей и стремится к завоеваниям какой угодно ценой.
  • Других же советников не бывает, ибо люди всегда дурны, пока их не принудит к добру необходимость.
  • Все вооруженные пророки побеждали, а все безоружные гибли.
  • Если основания не заложены заранее, то при великой доблести это можно сделать и впоследствии, хотя бы ценой многих усилий зодчего и с опасностью для всего здания.
  • Чтобы избежать ненависти, государю необходимо воздерживаться от посягательств на имущество граждан и подданных и на их женщин.
  • Из: Эксмо

Источник: http://izbrannoe.com/news/mysli/20-tsitat-iz-gosudarya-nikkolo-makiavelli/

Никколо Макиавелли цитаты (203 цитат) | Цитаты известных личностей

—  Никколо МакиавеллиEssendo adunque un Principe necessitato sapere bene usare la bestia, debbe di quella pigliare la volpe e il lione; perchè il lione non si defende da’ lacci, la volpe non si defende da’ lupi. Bisogna adunque essere volpe a cognoscere i lacci, e lione a sbigottire i lupi.

Discover interesting quotes and translate them.

Start translating

Page 2

—  Никколо Макиавелли… ed interviene di questa come dicono i medici dell’etica, che nel principio è facile a curare, e difficile a cognoscere, ma nel corso del tempo, non l’avendo nel principio cognosciuta nè medicata, diventa facile a cognoscere e difficile a curare.

Così interviene nelle cose dello Stato, perchè cognoscendo discosto, il che non è dato se non ad un prudente, i mali che nascono in quello, si guariscono presto; ma quando, per non gli aver cognosciuti, si lasciano crescere in modo che ognuno li cognosce, non vi è più rimedio.

Page 3

—  Никколо МакиавеллиLa prima coniettura che si fa di un signore, e del cervel suo, è vedere gli uomini che lui ha d’intorno; e quando sono sufficienti e fedeli, sempre si può riputarlo savio, perchè ha saputo cognoscergli sufficienti e mantenerseli fedeli. Ma quando siano altrimenti, sempre si può fare non buono giudizio di lui; perchè il primo errore che e’ fa, lo fa in questa elezione.

Page 4

—  Никколо МакиавеллиNondimanco, perchè il nostro libero arbitrio non sia spento, giudico potere esser vero, che la fortuna sia arbitra della metà delle azioni nostre, ma che ancora ella ne lasci governare l’altra metà, o poco meno, a noi.

Ed assomiglio quella ad fiume rovinoso, che quando ei si adira, allaga i piani, rovina gli arbori e gli edifici, lieva da questa parte terreno, ponendolo a quell’altra; ciascuno gli fugge davanti, ognuno cede al suo furore, senza potervi ostare; e benchè sia così fatto, non resta però che gli uomini, quando sono tempi quieti, non vi possino fare provvedimenti e con ripari, e con argini, immodochè crescendo poi, o egli andrebbe per un canale, o l’impeto suo non sarebbe sì licenzioso, nè sì dannoso.

Page 5

—  Никколо Макиавелли, книга Рассуждения о первой декаде Тита ЛивияРассуждения о первой декаде Тита Ливия, книга I, глава XXVII Gli uomini non sanno essere onorevolmente cattivi, o perfettamente buoni, e, come una malizia ha in sé grandezza, o è in alcuna parte generosa, e’ non vi sanno entrare.

Page 6

Help us translate this quote

—  Niccolo Machiavelli, книга ГосударьThe Prince (1513), Context: I say that every prince must desire to be considered merciful and not cruel. He must, however, take care not to misuse this mercifulness.

… A prince, therefore, must not mind incurring the charge of cruelty for the purpose of keeping his subjects united and confident; for, with a very few examples, he will be more merciful than those who, from excess of tenderness, allow disorders to arise, from whence spring murders and rapine; for these as a rule injure the whole community, while the executions carried out by the prince injure only one individual. And of all princes, it is impossible for a new prince to escape the name of cruel, new states being always full of dangers. … Nevertheless, he must be cautious in believing and acting, and must not inspire fear of his own accord, and must proceed in a temperate manner with prudence and humanity, so that too much confidence does not render him incautious, and too much diffidence does not render him intolerant. From this arises the question whether it is better to be loved more than feared, or feared more than loved. The reply is, that one ought to be both feared and loved, but as it is difficult for the two to go together, it is much safer to be feared than loved, if one of the two has to be wanting. For it may be said of men in general that they are ungrateful, voluble, dissemblers, anxious to avoid danger, and covetous of gain; as long as you benefit them, they are entirely yours; they offer you their blood, their goods, their life, and their children, as I have before said, when the necessity is remote; but when it approaches, they revolt. And the prince who has relied solely on their words, without making other preparations, is ruined, for the friendship which is gained by purchase and not through grandeur and nobility of spirit is merited but is not secured, and at times is not to be had. And men have less scruple in offending one who makes himself loved than one who makes himself feared; for love is held by a chain of obligation which, men being selfish, is broken whenever it serves their purpose; but fear is maintained by a dread of punishment which never fails. Ch. 17, as translated by Luigi Ricci (1903)
Variant translations of portions of this passage:
From this arises the question whether it is better to be loved rather than feared, or feared rather than loved. It might perhaps be answered that we should wish to be both: but since love and fear can hardly exist together, if we must choose between them, it is far safer to be feared than loved.
He ought to be slow to believe and to act, nor should he himself show fear, but proceed in a temperate manner with prudence and humanity, so that too much confidence may not make him incautious and too much distrust render him intolerable.
The prince who relies upon their words, without having otherwise provided for his security, is ruined; for friendships that are won by awards, and not by greatness and nobility of soul, although deserved, yet are not real, and cannot be depended upon in time of adversity.

Читайте также:  Цитаты из книг льюиса керолла, алиса в стране чудес на английском языке (с переводом и озвучиванием) – lewis carroll quotes, alice in wonderland

Page 7

Help us translate this quote

—  Niccolo Machiavelli, книга ГосударьThe Prince (1513), Context: How laudable it is for a prince to keep good faith and live with integrity, and not with astuteness, every one knows.

Still the experience of our times shows those princes to have done great things who have had little regard for good faith, and have been able by astuteness to confuse men's brains, and who have ultimately overcome those who have made loyalty their foundation.

You must know, then, that there are two methods of fighting, the one by law, the other by force: the first method is that of men, the second of beasts; but as the first method is often insufficient, one must have recourse to the second. It is therefore necessary to know well how to use both the beast and the man.

This was covertly taught to princes by ancient writers, who relate how Achilles and many others of those princes were given to Chiron the centaur to be brought up, who kept them under his discipline; this system of having for teacher one who was half beast and half man is meant to indicate that a prince must know how to use both natures, and that the one without the other is not durable. A prince being thus obliged to know well how to act as a beast must imitate the fox and the lion, for the lion cannot protect himself from snares, and the fox cannot defend himself from wolves. One must therefore be a fox to recognise snares, and a lion to frighten wolves. Those that wish to be only lions do not understand this. Therefore, a prudent ruler ought not to keep faith when by so doing it would be against his interest, and when the reasons which made him bind himself no longer exist. If men were all good, this precept would not be a good one; but as they are bad, and would not observe their faith with you, so you are not bound to keep faith with them…. those that have been best able to imitate the fox have succeeded best. But it is necessary to be able to disguise this character well, and to be a great feigner and dissembler. Ch. 18
Variant translations of portions of this passage:
Every one admits how praiseworthy it is in a prince to keep faith, and to live with integrity and not with craft. Nevertheless our experience has been that those princes who have done great things have held good faith of little account, and have known how to circumvent the intellect of men by craft, and in the end have overcome those who have relied on their word.
Ch. 18. Concerning the Way in which Princes should keep Faith (as translated by W. K. Marriott)
A prince being thus obliged to know well how to act as a beast must imitate the fox and the lion, for the lion cannot protect himself from traps, and the fox cannot defend himself from wolves. One must therefore be a fox to recognize traps, and a lion to frighten wolves.
You must know there are two ways of contesting, the one by the law, the other by force; the first method is proper to men, the second to beasts; but because the first is frequently not sufficient, it is necessary to have recourse to the second.

Page 8

Источник: https://ru.citaty.net/avtory/nikkolo-makiavelli/

Перевод niccolo machiavelli с английского на все языки

  • Niccolò Machiavelli — Machiavelli redirects here. For other uses, see Machiavelli (disambiguation). Niccolò Machiavelli Portrait of Niccolò Machiavelli by Santi di Tito Full name Niccolò Machiavelli Born …   Wikipedia
  • Niccolò Machiavelli — Niccolò di Bernardo dei Machiavelli [nikkoˈlɔ makjaˈvɛlli] (* 3. Mai 1469 in Florenz, Republik Florenz; † 21. oder 22. Juni 1527 ebenda) war ei …   Deutsch Wikipedia
  • Niccolo Machiavelli — Niccolò Machiavelli Niccolò Machiavelli [makja vɛlli], eigentlich Niccolò di Bernardo dei Machiavelli, (* 3. Mai 1469 in San Casciano in Val di Pesa; † 21. Juni 1527 in Florenz) war ein italienischer Politiker, Philosoph …   Deutsch Wikipedia
  • Niccoló Machiavelli — Niccolò Machiavelli Niccolò Machiavelli [makja vɛlli], eigentlich Niccolò di Bernardo dei Machiavelli, (* 3. Mai 1469 in San Casciano in Val di Pesa; † 21. Juni 1527 in Florenz) war ein italienischer Politiker, Philosoph …   Deutsch Wikipedia
  • Niccolo Machiavelli — Niccolò Machiavelli (3. maj 1469 21. juni 1527). Niccolo var den næstældste søn af Bernardo di Niccolo Macchiavelli, jurist med et vist omdømme og af dennes hustru Bartolommea di Stefano Nelli. Begge forældre tilhørte Firenze s (den florentinske) …   Danske encyklopædi
  • Niccolò Machiavelli — Nicolas Machiavel « Machiavel » redirige ici. Pour les autres significations, voir Machiavel (homonymie). Nicolas Machiavel P …   Wikipédia en Français
  • Niccoló Machiavelli — Nicolas Machiavel « Machiavel » redirige ici. Pour les autres significations, voir Machiavel (homonymie). Nicolas Machiavel P …   Wikipédia en Français
  • Niccolo Machiavelli — noun a statesman of Florence who advocated a strong central government (1469 1527) • Syn: ↑Machiavelli • Derivationally related forms: ↑Machiavellian (for: ↑Machiavelli) • Instance Hypernyms: ↑statesman, ↑ …   Useful english dictionary
  • Niccolo Machiavelli — n. (1469 1527) Florentine statesman and political writer, author of the Prince …   English contemporary dictionary
  • Bernardo di Niccolò Machiavelli — Bernardo Machiavelli (* zwischen 1426 und 1429; † 1500), Bürger der Republik Florenz, ist der Nachwelt als Vater des Niccolò Machiavelli bekannt. Seine Person und sein Leben in Florenz sind für uns durch sein eigenes Tagebuch greifbar geworden.… …   Deutsch Wikipedia
  • Machiavelli as a dramatist — Niccolò Machiavelli started work with the Chancery in Florence at the age of 29, traveling on diplomatic missions around Europe. In the 14 years he served the Chancery, he met great statesmen and politicians, including Louis XII, Emperor… …   Wikipedia

Источник: https://translate.academic.ru/Niccolo%20Machiavelli/en/

Цитаты Никколо Макиавелли

Никколо Макиавелли (1469-1527 гг.) — итальянский мыслитель, философ, писатель, политический деятель, выступал сторонником сильной государственной власти.

Макиавелли Никколо — цитаты и афоризмы

17 Сентября 2011

Дружбу, которая дается за деньги, а не приобретается величием и благородством души, можно купить, но нельзя удержать.

25 Сентября 2011

Нет дела, коего устройство было бы труднее, ведение опаснее, а успех сомнительнее, нежели замена старых порядков новыми.

5 Октября 2011

Чтобы постигнуть сущность народа, надо быть государем, а чтобы постигнуть природу государей, надо принадлежать к народу.

1 Октября 2011

С врагом можно бороться двумя способами: во-первых, законами, во-вторых, силой. Первый способ присущ человеку, второй — зверю.

20 Сентября 2011

Люди, веря, что новый правитель окажется лучше, охотно восстают против старого, но вскоре они на опыте убеждаются, что обманулись, ибо новый правитель всегда оказывается хуже старого.

20 Сентября 2011

Основой власти во всех государствах — как унаследованных, так и смешанных и новых — служат хорошие законы и хорошее войско.

24 Сентября 2011

Достойную осуждения ошибку совершает тот, кто не учитывает своих возможностей и стремится к завоеваниям любой ценой.

12 Сентября 2011

Заблуждается тот, кто думает, что новые благодеяния могут заставить великих мира сего позабыть о старых обидах.

19 Сентября 2011

Умы бывают трех видов: один все постигает сам; другой может понять то, что постиг первый; третий — сам ничего не постигает и постигнутого другим понять не может.

9 Сентября 2011

Любовь плохо уживается со страхом.

25 Сентября 2011

Государь не волен выбирать себе народ, но волен выбирать знать, ибо его право карать и миловать, приближать и подвергать опале.

15 Сентября 2011

Человеку разумному надлежит избирать пути, проложенные величайшими людьми, и подражать наидостойнейшим, чтобы если не сравниться с ними в доблести, то хотя бы исполниться ее духа.

12 Сентября 2011

Расточая чужое, ты прибавляешь себе славы, тогда как расточая свое — ты только себе вредишь. Ничто другое не истощает тебя так, как щедрость: выказывая ее, одновременно теряешь саму возможность ее выказывать и либо впадаешь в бедность, возбуждая презрение, либо разоряешь других, чем навлекаешь на себя ненависть.

2 Октября 2011

Нельзя честно, не ущемляя других, удовлетворить притязания знати, но можно — требования народа, так как у народа более честная цель, чем у знати: знать желает угнетать народ, а народ не желает быть угнетенным.

Источник: https://millionstatusov.ru/aut/makiavelli.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector